Когда контрафакт — не контрафакт

Прежде всего, необходимо определиться с тем, что собой представляет контрафактная продукция.

Контрафактной продукцией признаются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение (п. 1 ст. 1515 ГК РФ).

Суть исключительного права заключается в том, что без разрешения правообладателя никто не может использовать сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникает вероятность смешения (п. 3 ст. 1484 ГК РФ).

При этом исключительное право на товарный знак может быть осуществлено путем размещения товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках, ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию РФ (пп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ).

Соответственно, осуществление подобных действий третьим лицом без согласия правообладателя товарного знака будет расценено в качестве нарушения исключительного права.

Ниже стоит рассмотреть нестандартное дело, в котором не было признано нарушение исключительного права на товарный знак.

Суть дела.

На таможне в Ростовской области был проведен досмотр автомобиля, который следовал из Ростова-на-Дону в сторону Луганска. Автомобилем управлял гражданин Украины Бакулин С.Н., в качестве пассажира находился Хайханов Э.В. В салоне автомобиля был обнаружен незадекларированный товар, не предназначенный для личного использования – запчасти к автомобилю «ГАЗель» общей стоимостью 12 570 рублей.

Из объяснений пассажира следовало, что запчасти были им приобретены на рынке «Алмаз» в Ростове-на-Дону к автомобилю «ГАЗель», владельцем которого он является для семейных нужд. Документов на автомобиль «ГАЗель» при себе у него не было. Декларация на перемещаемые товары не была оформлена.

В итоге был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за недекларирование по форме товаров, подлежащих таможенному декларированию.

Таможенным органом был также направлен запрос правообладателю товарного знака ПАО «ГАЗ» о представлении информации о возможном нарушении исключительных прав. ПАО «ГАЗ» представило ответ, в соответствии с которым оно не заключало договоры об отчуждении исключительного права на товарный знак «ГАЗ» и не планирует заключение таких договоров с Бакулиным С.Н., а также обозначения, нанесенные на упаковки товаров, являются сходными до степени смешения с товарными знаками ПАО «ГАЗ».

ПАО «ГАЗ» считает, что перемещение товаров, маркированных товарным знаком «ГАЗ» образует состав административного нарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП (незаконное использование средств индивидуализации товаров).

ПАО «ГАЗ» запросило у таможенного органа, были ли предприняты меры по привлечению к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ.

В ответ таможенный орган сообщил о том, что привлечение к ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ является нецелесообразным.

В результате чего ПАО «ГАЗ» подало заявление в суд на бездействие таможенного органа, выразившегося в непривлечении Бакулина С.Н. к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ.

Суд первой и апелляционной инстанции отказали ПАО «ГАЗ» в удовлетворении иска.

В итоге дело дошло до Суда по интеллектуальным правам.

Суд по интеллектуальным правам указал следующее.

Ч. 2 ст. 14.10 КоАП РФ предусматривает административную ответственностью за производство в целях сбыта либо реализацию товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака или сходного с ним обозначения для однородны товаров.

Приобретение товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака, независимо от цели приобретения, а равно хранение или перевозка товара без целей введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации, не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 КоАП РФ.

Суд по интеллектуальным правам указал, что в состав административного правонарушения по ст. 14.10 КоАП РФ входят обстоятельства целей приобретения, хранения и перевозки товара, на котором незаконно размещен товарный знак.

Кассационная инстанция указала, что таможенным органом не было установлено намерение Бакулина С.Н. использовать контрафактную продукцию в предпринимательской деятельности.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Для того, чтобы привлечь лицо к административной ответственности по ст. 14.10 КоАП РФ необходимо в том числе доказать, что данная продукция приобретена для последующей ее реализации третьим лицам (введением товара в гражданский оборот). Если это установить не удастся, то нарушение не будет признано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *