«Исключительно» пополам! (часть II)

Ранее мы писали о новости, которая повергла нас в замешательство. Суть в том, что суд признал возможным совместное владение исключительным правом, то есть распределение исключительного права в долях.

Дело дошло до Верховного Суда РФ. Для наглядности ниже будут приведены доводы Суда по интеллектуальным правам и Верхового Суда РФ

Позиция Суда по интеллектуальным правам Позиция Верховного Суда РФ
1. Действующее законодательство не содержит норм, запрещающих совместное обладание исключительным правом на товарный знак, а наоборот непосредственно предусматривает такую возможность (пункт 2 статьи 1229 ГК РФ). 1. Отчуждение исключительного права более чем одному лицу противоречит существу исключительного права на товарный знак – индивидуализировать (то есть отличать друг от друга) товары (услуги) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.
2. Буквальное толкование статьи 1229 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что единственным средством индивидуализации, исключительным правом на которое нельзя обладать нескольким лицам совместно, является фирменное наименование. 2. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (кроме исключительного права на фирменное наименование) может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно. Данная норма является общей и декларативной. Она применима в отношении авторских прав, патентных прав, прав на технологию.
3. Исключительное право состоит не только в том, что право принадлежит исключительно одному лицу, а в том, что оно закрепляется исключительно за лицом, лицами, определенными законом, и по основаниям, им установленным, а все иные лица не вправе использовать охраняемый данным правом объект без разрешения правообладателя (правообладателей). 3. Вопрос совместного обладания исключительным правом на товарный знак урегулирован положениями о коллективном товарном знаке (товары производятся и реализуются объединением лиц и обладают едиными характеристиками).

 

4. В силу статьи 1510 ГК РФ исключительное право на коллективный товарный знак принадлежит объединению юридических лиц, то есть одному юридическому лицу, а не нескольким правообладателям. В связи с этим нормы ГК РФ о коллективных товарных знаках нельзя рассматривать как специальные нормы по отношению к положениям пункта 2 статьи 1229 ГК РФ. 4. К интеллектуальным правам не могут быть применимы положения о праве собственности и иным вещным правам. Положения о долевой собственности не могут быть применимы в принципе, поскольку регулируются не нормами ГК РФ о праве собственности, а частью IV ГК РФ.
5. Нормы международных соглашений пункта (3) статьи 5 С Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 год), а также статьи 11 Сингапурского договора о законах по товарным знакам (2006 год) прямо предусматривают возможность совладения исключительным правом на товарный знак. 5. В отношении международных соглашений было отмечено: пункт 3 статьи 5С Парижской конвенции по охране промышленной собственности пункта (3) статьи 5 С Парижской конвенции по охране промышленной собственности (1883 год) предусматривает не возможность совладения исключительными правами, а посвящена вопросам использования товарного знака несколькими лицами, если такое использование не вводит общественность в заблуждение. Статья 11 Сингапурского договора предусматривает порядок изменения владельца товарного знака. Таким образом, положения данных международных соглашений не предписывают странам участницам предоставлять охрану товарным знакам на имя нескольких лиц одновременно. Кроме того, статья 6С Парижской конвенции подразумевает, что условия подачи заявки и регистрации товарных знаков определяются в каждой стране Союза ее национальным законодательством. Российское же законодательство не предусматривает порядок регистрации товарного знака на имя нескольких лиц (за исключением коллективного товарного знака).
6. В отношении международного товарного знака VOGUE международным бюро ВОИС на территории России было установлен режим совместного владения, Роспатент при этом не представил своих возражений. 6. Довод о том, что Роспатент не исполнил определение суда об утверждении мирового соглашения, которым предусмотрено совместное использование товарного знака, является необоснованным. Мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими добровольно в порядке и в сроки, предусмотренные данным соглашением, на него не возложены какие-либо обязательства по регистрации заключенного соглашения о совместном обладании исключительным правом на товарный знак. Заключением соглашения сторонами не лишает Роспатент обязанности исполнениям им государственной функции по регистрации договора. Договор предусматривал действие на территории Российской Федерации, Украине, любой другой стране СНГ, Грузии и Прибалтики. Стороны оговорили, что если регистрация совладения невозможна в какой-либо стране, то стороны предпримут дополнительные действия по урегулирования вопроса совместного владения товарными знаками в этой стране.
7. Наличие в договоре элементов других договоров (смешанный договор) допускается нормами гражданского законодательства (пункт 3 статьи 421 ГК РФ), что само по себе не означает противоречий в условиях договора. Вывод о наличии противоречий может быть сделан на основе толкований условий договора, а в обжалуемых судебных актах такого толкования нет.
8. С учетом принципам свободы договора (статья 421 ГК РФ), а также положений пункта 2 статьи 1229 ГК РФ у Роспатента не имелось оснований для отказа в регистрации отчуждения 50 % исключительных прав на товарные знаки.

Вывод

В результате чего, Верховный Суд РФ отменил постановление Суда по интеллектуальным правам и оставил решении суда первой и апелляционной инстанции в силе, в соответствии с которыми было отказано в совместном обладании исключительным правом на товарный знак.

Считаем, что выводы Верховного Суда РФ являются более обоснованными, поскольку принятие подхода, при котором исключительные права могут распределяться в долях порождает большие вопросы о том, в каких именно долях (1/2, 1/3, 1/500 и т.д.), а также о правомочиях по использованию товарного знака, может ли лицо, которому принадлежит менее 50 % исключительного права на товарный знак переуступить свое право, будет ли у других сообладателей исключительного права приоритет по покупки доли и другие вопросы.

Подход, при котором исключительное право принадлежит одному лицу и индивидуализирует товары, работы, услуги другого лица соответствует существу товарного знака (отличимость товаров одного производителя от товаров другого). Кроме того, никто не запрещает распоряжаться исключительным правом на основании лицензионного договора, франшизы, отчуждать часть товаров и услуг в пользу другого лица.

При подготовке статьи использовался материал с kad.arbitr.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *